Пейзаж в двойной раме (Con amore)*

I

Виталию Ниточкину

Собакам, жующим бублик собственного хвоста,
деревьям, растущим мимо дыры холста,
воде, заполняющей собой пустоту,
рыбам в разрезе и целому до поры коту,
дворам, в которых не были ни я, ни ты
и все же в которых бродим с наступлением темноты,
кругу, который будет (когда замкнется дуга)
прошлым (которого у нас до фига),
Парижу, который ближе, если выехать из Перми,
третьему глазу, уху, притаившемуся за дверьми,
тебе, обретшему такое зрение чудом или чутьем,
пишущему трудным втиранием, катаньем или мытьем,
тебе - стыдно сказать - как принцесса, сидящая на бобах,
я дарю объем воздуха с сентиментальным звучанием "ах".
В это время за окнами одна из твоих картин
замещает природу, пока та закрыта на карантин.

II

Диме Землянину

Ты научился так разбивать стакан на краю стола,
чтоб осколки висели в воздухе и вода не текла
по клееной скатерти, а стояла густа, как залив Гудзона
на рельефной карте Мира в нимбе цветного озона.

Если вода и течет, то медленно и обязательно так,
что вытечет за квадрат, обрамивший Мир, разве что когда рак
свистнет вторично на той горе, что зовут Голгофой
(фокусы эти уже описал подробно механик Гофман).

Этому научиться нельзя - ты научиться смог.
Воздух вот-вот взорвется - стоит нажать курок,
спичку зажечь, ребенку заплакать, взвизгнуть гобою -
и он разорвется на синее, белое, голубое.

Это даже лучше, что нельзя отвести глаз.
Цвет взбивает зрачок, как цветной веселящий газ.
И сейчас, когда кровь голубеет, а воздух стоит синий,
белый земной шар вращается только твоим усильем.

III

А.Побережнику

Проснешься в шесть часов. Идешь, качаясь,
по коридору в туалет. Затем
идешь обратно. Смотришь, как живут
вокруг тебя уродливые вещи:
картина, шкаф, вельветовые брюки
на спинке стула, майка адидас,
посуда, стол, бутылки под столом,
остатки ужина, кофейные помои,
свечи обмылок... Поглядишь, посмотришь.
Посмотришь, постоишь. Пойдешь в постель...

Проснешься в семь часов. Озяб. Встаешь
на четвереньки, ищешь на полу,
потом за батареей, под столом
и, наконец, находишь под кроватью
носков дырявых шерстяную пару.
Наденешь их. И майку адидас
наденешь. И еще трико наденешь.
И ляжешь. Поглядишь в окно. Темно
еще совсем. Лежишь себе и смотришь.
И засыпаешь медленно, как слон.

Проснешься в два часа. Шумы в сознанье,
гортань суха, подмышками мокро...
Красивый снег ложится на карниз,
а небо почему-то голубое.
Гремят трамваи, люди, поезда.
Идет переселение народов.
И улицы черны от азиатов.
Растет базар. А в городе уже
начало марта. Снова приезжает
Борис Гребенщиков, а в цирке будет слон...

...Слон выйдет на арену, голова
его роскошно запрокинется, как будто
колодезный журавль, и фанфары,
как прокуроры, всех оповестят,
что в мир явился будда. Тыща двести -
или немногим меньше - человек
начнут рукоплескать. Мсье дрессировщик
из бархатной жилетки извлечет
часы на длинной золотой цепочке
и публике покажет. Все проснутся...

...И ты стоишь теперь один, арена
темна, и только в пыльной глубине
ее чуть светится окно - в окне
стоит последний предзакатный свет...
На подоконнике сухая рыба спит.
Великая река темнеет Кама.
А там, где крестовина вбита в реку -
там, руку в реку уронив, как грек,
конгениально дремлет Побережник...


"Con amore" - серия художественных выставок, проходивших в Перми с 1996 по 1998.
 

Перейти на главную страницу сайта


Warning: in_array() [function.in-array]: Wrong datatype for second argument in /pub/home/danskoy3/htdocs/bead925c5cfd91edbce0d4e52cce39de/sape.php on line 193

Warning: in_array() [function.in-array]: Wrong datatype for second argument in /pub/home/danskoy3/htdocs/bead925c5cfd91edbce0d4e52cce39de/sape.php on line 195